February 11th, 2014

птица

(no subject)

И про фильм «Эгон Шиле – Эксцесс и Наказание» (Egon Schiele – Exzesse und Bestrafung, Херберт Весели, 1980)

Фильм как все прочие не слишком вдумчивые рассказы, ходит вокруг нескольких фактов о жизни художника и их мусолит. В основе сюжета короткая биография, точнее – попытка посадить Шиле в тюрьму за совращение тринадцатилетней девочки (и откровенные рисунки) и быстрая смерть. В фокусе камеры начало двадцатого века, дамы в шляпах с перьями, высокий художник, некоторые критики по-прежнему не признают новое искусство искусством, война и постоянные эпидемии. Здесь нет никакой четкой логики и структуры: фильм начинается с титра о факте ареста, потом следует сцена в доме, куда к художнику и его женщине врывается девочка и просит приютить, дальше идет несколько размазанных ракурсов и планов, несколько крупно показанных женских тел, повторяющих знаменитые позы с его картин, потом арест, предыстория которого – флэшбэками, нелепая ревность мимоходом (Джейн Биркин обычная, но когда внезапно напоминает свою дочь Шарлоту Генсбур – сильно шокирует) и быстрая смерть. Все это сопровождает размазанная на два часа болтовня, повторяющая дневники, задумчивый и слишком отвлеченный взгляд Шиле (актер сильно похож внешне, но не характерный). Сделанный каннским лауреатом немцем Хербертом Весели, фильм не столько про художника, не столько даже про конкретного художника (только постоянно повторяемое «Эгон! Эгон!»), сколько о очевидно зарифмованном сгорании бумажного рисунка и человеческой жизни, с одинаковой легкостью и без видимых причин. Камера подолгу стоит, пока герои удаляются, красивые пейзажи иллюстрируют слова и отношение художника к осени – желто-коричневое на его картинах запоминается навсегда, женщины появляются и исчезают, слышно Мендельсона и как к станции подходит паровоз – не фильм, а ожившие картины, но словно чьи-то чужие, мало имеющие к Шиле хоть какое-то отношение. Смотреть не обязательно.

Collapse )