June 26th, 2014

птица

(no subject)

Сначала - рабочий момент, текст про балеты Баланчина на Дягилевском фестивале

«Фестиваль нужен, чтобы найти Пермь на карте» - такой фразой почти все организаторы предваряют рассказ о миссии фестиваля. Умерший в этом году Жерар Мортье, руководитель Королевской оперы Мадрида, постоянно и много поддерживавший фестиваль, когда-то нашел Пермь на карте – теперь ему посвящен фестиваль. Пермь на свое счастье сама нашла Теодора Курентзиса, увезя из Новосибирска, и теперь в этом миллионном городе без метро, с дребезжащими по улицам старого центра трамваями, с прячущимся за деревьями Театром оперы и балета в мае-июне собираются любители искусства со всего мира: на самом деле отыскать на карте Пермь гораздо проще, чем думается. Вопросы о том, уезжать из провинции или не уезжать, ответы провинциальных зрителей, чьи лица святятся теплым на слова Курентзиса, предваряющие фестиваль: кажется, он всех любит, особенно зрителей, которые уйдут с постановок, потому что даже это – его зрители. И действительно, полбалкона выйдет с современной оперы, так ничего и не поняв (или наоборот), но хоть что-то уловив, они, потом, могут вернуться – лучше так, чем патетические оперы с конями на сцене и численностью хора как мерилом величия. Отголоски партера, слившиеся в единый шумный цокот, хлюпанье и, наконец, длительные аплодисменты отзовутся в текстах критиков словами радости.

Collapse )
птица

(no subject)

Пермские водители до странности грубые, никогда не пропускают, сами ездят на красный – возникла мысль, что, наверное, тут чаще сбивают пешеходов, которые тоже идут не глядя, на красный, даже не оборачиваясь – что-то дикое в центре города, целое усилие – перейти дорогу без светофора; в Красноярске чувствуешь себя безопаснее; в это же время в Екатеринбурге с машинами почти не контактируешь – конечно, они всегда гудят где-то рядом, слева или справа, стоят, фырчат, плюются, но дороги запоминаются в основном бесконечностью ожидания – светофоры настолько долгие, что, наверное, люди часто из-за них опаздывают – думаешь, переходя улицу – улицы широкие, тротуары широкие, поэтому каждый перекресток – в центре – кажется площадью.