September 12th, 2014

птица

(no subject)

Пыталась написать аналитический текст про Канский фестиваль - поэтому там в некоторых местах чуть-чуть повторений, вы все-таки прочитайте.

В России проводится все больше провинциальных кинофестивалей – сочинский прогрессивнее московского, в Выборг мечтают попасть буквально все, на Сахалин съезжаются лучшие критики, и даже в Иркутске рядом с Байкалом расстилают красную дорожку. На самом деле редко кто задумывается – как они выглядят и кому нужны. Недавно закончился тринадцатый Канский фестиваль – 200 километров от Красноярска, 4350 от Москвы, маленький мир, который может служить примером: за восемь дней там успели подраться, вызвать полицию в кинозал, все друг друга полюбить и показать разное бредовое видео, к которому многие оказались не готовы.

Децентрализация культуры в новой России, начатая, кажется, в академической музыке и театре, когда Курентзис уехал и завоевал Новосибирск, а потом приехал в Пермь и основал там один из лучших фестивалей, куда теперь со всей страны и мира съезжаются любители «звуков китов» (лучше определение для современной академической музыки), продолжается и в кино. Канск – такая же местечковая история: тринадцать лет назад трое неизвестных изучали географию, нашли на карте название, осознали его фонетическую близость «Каннам», и основали фестиваль в городе с 92 тысячами жителей (тогда было – 107, цифра постоянно уменьшается). Сделанный как противопоставление: вместо больших фильмов – короткометражные, вместо пальмовой ветки – золотой пальмовый секатор, вместо красной дорожки – зал Дома культуры, где есть всякие детские кружки со смешными названиями, а в фойе продаются изделия из бересты. Если вы все еще думаете, что это шутка, то не стоит – окруженный военными базами Канск никак не подходит на роль города, где ждут туристов: работник краеведческого музея говорит, что ничего примечательного для приезжих тут нет, столовые закрываются в четыре, магазины – в шесть, кафе – в десять, продуктовые – тоже в десять, казалось бы, еще час можно покупать водку, но центр города пустеет еще раньше, чем наступает ночь, и тротуары сливаются с дорогами – не хватает зомби, нападающих на главную церковь. Из Красноярска каждый день отправлялись бесплатные автобусы – если бы ММКФ запустил бесплатные самолеты, время в пути было бы одинаковым. При этом цель не просто уехать из центра, ведь Красноярск сам по себе та еще глушь, а отправиться в какую-то целенаправленную пустоту, чтобы заполнить ее собой.



Collapse )