Category: общество

птица

(no subject)

Натуралист и натуралистка (про 1 часть "Нимфоманки")

Пока дождь отбивает ритм по шиферу, камера хватает руками снег, а мужчина (Скарсгард) покупает молоко и кладет в авоську, на асфальте, в переулке между кирпичными домами, лежит избитая женщина (Шарлота Генсбур) и на вопросы – скорую? полицию? – отвечает «нет», и просит чаю с молоком. Вместе с чаем и молоком мужчина дает полосатую пижаму и рассказывает занимательную историю про висящую на стене приманку для рыб «нимфу». Женщина оказывается нимфоманкой, считает себя очень плохим человеком, но готова рассказать свою историю, если ей не будут сочувствовать.

Hans Bellmer, Intertwined People, 1936.

Collapse )

(no subject)

Еще про биеннале

Collapse )

«Уличная грязь» - это социально-художественный проект, осуществленный екатеринбургскими уличными художниками (Слава Птрк и Владимир Абих) в виде серии портретов бездомных, которые делали вместе с ними сами улицы. Красноярск – уже третий город (до этого Екатеринбург и Пермь), где они последовательно нашли объекты для картин, сфотографировали, нарисовали, показали свои работы. В целом процесс их создания выглядит так: на белый холст с помощью скотча художники переносят фотографии, потом листы вывешиваются в городском пространстве, где на них попадает уличная грязь – брызги от проезжающих мимо машин, следы от ног прохожих, затем остается только протереть тряпочкой. Бездомные, конечно, портят городской ландшафт, отвергаются проходящими мимо, но художники считают (и трудно с ними не согласиться), что это просто люди, чьи истории нужно рассказывать, а лица показывать. И здесь форма настолько соответствует содержанию (бомж – «грязь» среди людей, грязь подходящий материал), получившийся художественный образ настолько соответствует экспозиционному пространству (еще чуть-чуть, и облупившаяся краска с перилл останется в руке), что невольно восхищаешься выстроенной последовательностью.

Такая форма работы непривычна для уличного искусства – непосредственно художники проникают вглубь проблемы, все остальное время они опосредованы ногами прохожих, то есть картины проходят несколько этапов «проявления». Сама идея щекочет мозг, и важным обстоятельством является процесс создания: лица вымарываются, вытаптываются и выпачкиваются безымянными посторонними. Это нависает над всем остальным – так же, как в жизни бездомных, казалось бы, отверженных, каждый прохожий принимает пассивное участие. Сейчас в пространстве Каменка среди прочих висят четыре портрета красноярских бездомных, а пятый «рисовался» ногами всех пришедших на открытие, прямо на входе в выставочный зал. Художники хотят, чтобы итогом проекта стал аукцион, на котором картины продадут, а деньги потом пойду на помощь бездомным – после этих слов на открытии мальчик разнес на подносе шампанское и все дружно выпили благородный напиток за идею, глядя на грязные лица.

Интересно, что если забыть обо всей этой истории и смотреть на картины так, будто капли наложены не хаотично ногами, кажется, что это великие люди — кто-то похож на Маркса, кто-то отдаленно напоминает Достоевского. Главная задача выставки – подчеркнуть этих людей, сделать их особенными, при этом они растворяются в толпе, и остаются лишь лица, будто очищенные от грязи. Вместе с портретами выставляются фотографии, по которым они были сделаны. Рядом висят записанные истории бездомных о своей жизни, очень важные для погружения в контекст проблемы.



Уличная грязь

(фото Алины Ковригиной)